Мобільний додаток
перейти перейти
  • Приватним клієнтам
  • Для бізнесу
  • Персона
  • Банк сьогодні
Приватним клієнтам
Для бізнесу
Персона
Банк сьогодні
Працюємо для вас
Преса про нас

Ласкаво просимо до Прес-центру ПУМБ! У цьому розділі Ви можете ознайомитись з останніми новинами банку і аналітичними матеріалами про фінансовий ринок.

Представники ЗМІ можуть отримати коментарі керівництва та експертів банку щодо продуктів та послуг ПУМБ, про ситуацію на українському фінансовому ринку, зв'язавшись із співробітниками Прес-служби.

Глава ПУМБ: В Украине каждые 5 лет случаются кризисы. Мы должны быть к ним готовы
11 жовтня, четвер
Отримати на e-mail

ПУМБ – не только один из крупнейших банков Украины, но и один из самых  активных игроков на рынке кредитования. По данным НБУ, на 1 августа 2018 года банк занимал 7 место среди всех украинских банков по размеру общих активов (61,9 млрд грн).

Финучреждение активно развивается и на рынке розничных кредитов, и в сегменте корпоративного кредитования. ПУМБ также один из самых прибыльных банков в Украине: за два квартала этого года ему удалось заработать 1 млрд грн. Это 4 место по размеру прибыли в системе.

Результаты банка не смогли испортить даже недавние злоключения его акционера. Конечный бенефициар ПУМБ – Ринат Ахметов – «влез» в судебные споры из-за покупки Укртелекома. По решению суда Никосии, в конце 2017 года были заморожены активы олигарха на $820 млн., в том числе, якобы, и акции ПУМБ. Арест был снят только в июне этого года. Источник

«Минфин» пообщался с главой банка Сергеем Черненко, чтобы узнать, как отразились на деятельности финучреждения судебные решения, какими будут приоритеты в развитии банка в ближайший год, и как может складываться ситуация на банковском рынке в целом.

За первые полгода 2018 ПУМБ получил 1 млрд грн прибыли, тогда как за весь прошлый год «плюс» составил 785 млн грн. За счет чего удалось нарастить прибыль? Какие планы на конец года?

Мы идем с такой динамикой уже три года. То есть каждый год удваиваем прибыль. Помогло то, что в этом году у нас фактически не было дополнительных отчислений в резервы под кредитные риски. Весь проблемный портфель, который у нас был, уже зарезервирован. Соответственно, и с точки зрения новых выдач, и с точки зрения старых кредитов – портфель у нас очень хороший. У нас нет новых дефолтных займов. Это даже настораживает: может, мы слишком консервативны?

Еще один фактор, который помог улучшить финрезультат – мы сумели привлечь в качестве клиентов несколько крупных компаний. Рост учетной ставки НБУ и повышение стоимости денег также сыграли в плюс.

Мы успешно развиваем наши ключевые направления – массовую розницу, потребительское кредитование, кредитные карты, малый и средний бизнес. Во всех этих портфелях у нас очень хорошая динамика – за 9 месяцев текущего года кредитный портфель увеличился на 40% (до 8 млрд грн). Она фактически соответствует динамике по прибыли.

ПУМБ систематически нарушает два норматива НБУ – H7 и H9. H7 – максимальный размер кредитного риска на одного контрагента — должен составлять 25%. На 1 августа он был у вас на уровне 109,07%. С H9 – размером кредитного риска по операциям со связанными лицами – ситуация аналогичная. Как идет работа над тем, чтобы вписаться в нормативы?

Эти два норматива – взаимосвязанные. Урегулирование первого автоматически приведет к урегулированию второго. Банк заключил с НБУ соглашение: в течение 5 лет мы обязаны привести эти показатели в соответствие с нормативом. В 2018 истекает 3 год с момента подписания соглашения. У нас есть еще пару лет, и мы идем с опережением графика. Регулятор следит за его выполнением.

График создавался таким образом, чтобы сначала погашали кредиты самые сильные предприятия. Те заемщики, кому нужно время на восстановление, чтобы подтянуть бизнес, получили отсрочку.

Перекос возник из-за того, что часть кредитов инсайдеров у нас была в валюте, их переоценка дала такой эффект. Сыграло роль и изменение правил НБУ: часть клиентов, кредиты которых ранее не считались инсайдерскими, и, к слову, до сих пор не считаются таковыми по международным стандартам, Нацбанк теперь относит к этой категории.

Кто из не инсайдеров – крупнейший должник?

По размеру задолженности самый крупный – Континиум.

В начале этого года в СМИ появилась информация о том, что активы конечного бенефициара ПУМБ, Рината Ахметова, были заморожены в связи со спором относительно покупки Укртелекома. По данным СМИ, частично были заморожены и акции ПУМБ. Так ли это? Повлияло ли это каким-то образом на работу банка? Как на это сообщение отреагировали инвесторы?

Мы не ощутили никакого влияния, кроме повышенного интереса со стороны СМИ. Суды и споры — это сфера ответственности управляющей компании. ПУМБ никак не вовлечен в это дело.

В 2017 году ПУМБ выкупил свои еврооблигации на $16 млн. Вы заявляли, что в дальнейшем банк продолжит выкупать евробонды, в частности, выходить на рынок с частной покупкой бумаг у инвесторов. Когда планируете это делать? В каком объеме банк намерен выкупать евробонды?

НБУ поменял правила. Когда мы выходили с досрочным выкупом, мы специально лоббировали изменения в законодательство, которые бы позволили нам делать публичный выкуп. Но регулятор разрешил нам выкупать облигации непосредственно на рынке.

Мы бы с радостью выкупили наши облигации, потому что они стоят очень дорого – 11% годовых в долларах. Это астрономическая цена. Но желающих расставаться с облигациями нет. Соотношение риска и доходности слишком хорошее.

Поэтому мы постепенно погашаем облигации. Сейчас в обращении находится чуть более $30 млн. Нам осталось провести два платежа. В конце этого года у нас евробондов уже не будет.

Будет ли ПУМБ снова выходить на международные рынки?

В этом нет потребности. Во-первых, сейчас деньги в Украине дешевле. Во-вторых, долларов и так слишком много. А вариантов для их вложения мало. Валютного кредитования в стране почти нет. Мы живем в гривневой экономике и кредитовать в валюте можно лишь сильных экспортеров. Это один из главных уроков, который мы вынесли из кризисов 2008-2009 гг. и 2014-2015 гг.

А вот как средство сбережения доллар очень популярен. Нынешняя неопределенность и риск девальвации гривны подталкивают население к покупке валюты. Это привело к тому, что стоимость доллара сильно упала на рынке – ставки по валютным депозитам находятся на историческом минимуме. Но даже по такой цене привлекать доллары банкам не выгодно.

Как результат, мы привлекаем валюту у населения и вкладываем ее в долларовые ОВГЗ. Объем портфеля этих бумаг в ПУМБ сейчас превышает $100 млн. Доходность облигаций составляет 5-6% годовых, и это дает нам возможность зарабатывать.

ПУМБ – лидер среди банков с частным украинским капиталом по размеру вложений в госбумаги. По данным НБУ, на 1 июля 2018 года на балансе ПУМБ было ОВГЗ на 9,4 млрд грн. С чем связана такая стратегия банка? Деньги просто больше некуда вкладывать?

Отчасти, да. С точки зрения соотношения доходности и риска, ОВГЗ – один из самых интересных инструментов. К тому же, мы очень избирательно относимся к кредитованию. У нас нет цели быстро и по любой цене раздать деньги. Поэтому мы вкладываем свободную ликвидность в ОВГЗ. Тем более, что ставки достаточно привлекательны.

Еще одна причина в том, что мы достаточно консервативны. Банк должен иметь «подушку» ликвидности. Для нас ОГВЗ являются такой «подушкой». Мы живем в стране, где каждые 5 лет случаются кризисы. И мы к ним должны быть готовы. Мы очень хорошо прошли кризис 2014-2015 годов благодаря наличию такой «подушки» ликвидности. Она позволила нам пережить стрессы оттоков и потерю рынков. Потому мы хотим быть готовыми к таким ситуациям и в будущем.

Видите ли Вы еще какие-то возможности для инвестирования, кроме депсертификатов НБУ и ОВГЗ?

По сути, есть только три инструмента: депсертификаты, ОВГЗ и кредиты. У нас отсутствует рынок ценных бумаг. Постепенно НБУ смягчает требования и дает больше возможностей для инвестирования за границу. Сейчас, например, это бумаги инвестиционного рейтинга. Но по ним, к сожалению, очень низкая доходность.

ПУМБ – активный игрок на рынке покупки проблемных активов. Насколько успешен для вас этот бизнес сейчас? Ранее Вы упоминали о возможности выкупа портфелей «дочек» российских госбанков. Ведете ли вы с ними переговоры?

Мы мониторим этот рынок. Но не могу сказать, что мы – активный игрок. Наша позиция заключается в том, что мы не должны входить в какие-либо затяжные судебные процессы и жесткие конфликты. Это может негативно повлиять на репутацию банка, к которой мы очень трепетно относимся.

В конце мая Хозяйственный суд Днепропетровской области признал кредиторские требования ПУМБ на 1,86 млрд грн к компании Амстор. Рассчитывает ли ПУМБ получить эти деньги? Почему так долго не признавались требования?

Мы продали этот долг, но покупатель попросил нас о юридическом сопровождении. Ему была важна преемственность процесса.

Получается, это уже проблема третьего лица?

Я бы сказал, что это возможность.

Вы говорили, что доформировывать резервы под проблемные кредиты банку уже не нужно. Может, ПУМБ планирует, наоборот, расформировывать их?

Очень бы хотелось. Но мы не делаем на это ставку. У нас есть ряд клиентов, по которым сформированы достаточно большие резервы. Мы пошли на реструктуризацию кредитов, чтобы дать им время восстановиться.

По этим клиентам каждый год расформировываются резервы на сумму, которую они погасили. Но это длинная стратегия – до 5 лет.

На объем резервов также могут повлиять переход на МСФО 9 и стресс-тестирование НБУ, под которое подпадает ПУМБ. Каковы Ваши прогнозы?

Переход на МСФО 9 был для нас сравнительно безболезненным. Был прямой эффект на капитал. Мы его уменьшили на 180 млн грн.

Есть сложности для новых бизнесов, в первую очередь, розницы. По требованиям МСФО 9, банк должен признать возможные потери на весь срок «жизни» кредита. Это означает, что убытки мы признали сразу, а доход – будем получать на протяжении длительного периода времени.

Наш розничный портфель растет очень быстро, только с начала этого года он увеличился на 1 млрд грн. Это приводит к тому, что доходы от бизнеса отстают от формирования резервов. Мы понимаем, что это даст нам плюс в следующем году. И мы понимаем, что это правильно, хотя и изменило оценку бизнеса внутри.

Что касается стресс-тестирования, оно закончено. Мы его успешно прошли. Для нас там не было ничего страшного, никаких сюрпризов. Никакого эффекта на банк оно не оказало.

В первом полугодии 2018 года ПУМБ стал лидером по сумме расходов на рекламу и маркетинг. Банк потратил 48 млн грн, что на 34 млн грн больше, чем за аналогичный период прошлого года. С чем связана такая активность?

Мы выходили с рекламной кампанией более года назад – продвигали кеш-кредиты. Но увидели, что эффективность кампании очень низкая. Cost per client оказалась очень большой. Тогда экономически она не окупалась. После чего у нас был период «молчания». В прошлом году мы проделали большую работу по перестройке продуктов, расширили сеть продаж, создали сеть экспресс-точек кредитования – плюс 700 точек к нашей сетке. И мы решили протестировать, как теперь будет работать реклама. Весной мы запустили первую кампанию, в начале лета – вторую. Эффект был положительным. Количество клиентов, которых мы привлекаем, позволяет нам экономически обосновывать рекламу.

ПУМБ в этом году заключил партнерские соглашения с двумя компаниями – Укрпочтой и Укртелекомом. Каковы результаты этого сотрудничества?

Пока очень скромные. Мы рассматриваем его на перспективу. Та же Укрпочта – крупнейшая сеть в стране, у которой нет аналогов. Технически она находится в отсталом состоянии. Но усилия новой команды уже заметны. Мы следим за развитием компании и постоянно тестируем возможность начинать продавать банковские продукты через их сеть. Для нас это очень перспективное направление, поскольку сотрудничество с Укрпочтой для ПУМБ – это способ быть одинаково доступными для клиентов как в больших городах, так и в районных центрах и даже селах по всей Украине, где банковских отделений нет в принципе.

Похожая ситуация и с Укртелекомом. Логика этого партнерства в том, что в отделения Укртелекома приходит большое количество клиентов. Мы обучаем их сотрудников и создаем программное обеспечение с целью продавать наши услуги через эти точки. К концу 2017 года в проекте были задействованы более 200 центров обслуживания абонентов Укртелекома. Ежемесячно в них удаленно оформляется более 400 договоров на банковские услуги. Но пока мы не можем назвать этот канал продаж стратегически значимым.

ПУМБ делает акцент на потребительском кредитовании. Не боитесь, что повторится ситуация прошлых лет: люди наберут слишком много кредитов, настанет очередной кризис, и они не смогут обслуживать и гасить займы?

К такому сценарию нужно быть готовым. Последние кризисы дали нам большой опыт. Рынок стал более сконцентрированным, мы можем правильно отбирать клиентов. Налажены системы рисков и скоринга. Дефолтные показатели по выданным кредитам сейчас меньше, чем они были за всю историю.

К тому же, портфели потребкредитов — краткосрочные. По кеш-кредитам срок погашения — меньше года.

Поэтому я оцениваю ситуацию как стабильную. Но в перспективе, с ростом портфеля, риски будут возрастать. И с ними нужно работать. Мы к этому готовы, ведь важнейшая функция банка – управлять рисками.

Многие банкиры жалуются, что бизнес закредитован, корпоративных заемщиков практически не осталось. Как обстоят дела с кредитованием юрлиц в ПУМБе? Можете похвастаться крупными выдачами?

Мы сказали себе, что этого нельзя делать. Мы запретили себе делать это. Проблемы появляются тогда, когда банк начинает увлекаться крупными кредитами. Еще после кризиса 2008-2009 годов мы решили переходить в более «низкий» сегмент, диверсифицировать портфель и снижать долю крупных заемщиков в портфеле. Мы фокусируемся на малом и среднем бизнесе и поставили жесткое ограничение по сумме, которую можем выдать в «одни руки». Динамика в этом году очень хорошая. Малому и микробизнесу за 6 месяцев мы выдали 300 млн грн – 24% роста. А среднему бизнесу – еще 200 млн грн займов (7% роста).

До конца года мы ожидаем рост на 64% в малом и микробизнесе и 17% в среднем.

Какие отрасли вы рассматриваете как приоритетных заемщиков? Агрокомпании? Металлургия?

Да, агробизнес очень перспективная отрасль, которая хорошо прошла кризис. Поэтому с аграриями все хотят работать. Это очень желанные клиенты и за них идет большая борьба. Дальше по списку — торговля и производство.

Какая динамика в кредитовании юрлиц?

Рост меньше, чем в рознице. В рознице важным драйвером роста является увеличение зарплат. Корпоративный же сегмент может развиваться лишь при растущей экономике. За предыдущие два года рост ВВП был на уровне 2-2,5%. Но на наши результаты эти показатели не оказали большого влияния.

В этом году наметилось оживление. Но мы понимаем, что естественный рост бизнеса будет давать не такую уж и большую прибавку. Серьезную роль играет конкуренция между банками. Сейчас все пытаются перетянуть к себе клиентов, активно снижают ставки, упрощают требования. Тем не менее, мы отмечаем положительную динамику. К концу года ожидается рост портфеля малого и микро бизнеса на 64% (до 2.0 млрд. грн.) а среднего бизнеса на 17.5% (до 3.1 млрд. грн.)

НБУ постоянно ужесточает требования по финмониторингу, и штрафует банки за их нарушения. Были ли санкции к ПУМБ за нарушения?

В этом году у нас была проверка по финмониторингу и валютному контролю. Она закончилась, и пока мы получили только предварительную оценку. Исходя из нее, у нас не нашли ничего критичного. Мы рассчитываем на то, что штрафов не будет. Хотя банков без штрафов на рынке я не знаю. Надеюсь, что ПУМБ станет первым.

В некоторых банках владельцы счетов не могут снять сумму более 100 тыс гривен без подтверждения источника доходов. Каков этот «потолок» в ПУМБе? Не отпугивает ли такое требование по финмониторингу рядовых вкладчиков?

Никакого ограничения на снятие денег у нас нет. Есть требования подтвердить источник доходов при внесении средств на счет, ведь мы должны понимать источник происхождения средств, которые к нам приносят. Если же мы их уже приняли, то ограничивать выдачу мы не можем.

А сколько клиент может положить на счет без проверки?

Есть правила НБУ – начиная с суммы 150 000 грн, мы должны требовать подтверждение источников доходов. Для себя мы проводим градацию по сложности требований. Они усложняются, начиная с суммы в 300 000 грн. Если клиент «наш» — он получает у нас зарплату и т.д., то проверка проходит очень быстро. Но если к нам приходит новый клиент, он должен подтвердить, что не является публичным деятелем, или показать источники происхождения средств.

Насколько мне известно, НБУ поддерживает повышение планки в 150 тыс грн. До какого уровня, пока вопрос. Есть разные мнения: кто-то видит границу на отметке 200 тыс. грн, кто-то – 500 тыс. грн.

А как Вы считаете?

Думаю, сумма в диапазоне от 300 тыс. до 500 тыс. грн была бы приемлемой.

Совсем недавно Рада проголосовала Закон о защите прав кредиторов. Многие банкиры утверждали, что он станет драйвером кредитования. Как вы считаете, так ли это?

Это было бы очень хорошо. Это прогрессивный закон. Но закон сам по себе не может стать драйвером кредитования. Он может добавить «прочность в фундамент» кредитования. Этот закон закрыл пробелы в законодательстве, которые позволяли недобросовестным заемщикам уходить от обслуживания кредитов. В результате банки вынуждены были закладывать в ставку кредита эти риски. Все понимали – законодательство не на стороне кредиторов. Также очень многое зависит от макроэкономической ситуации.

Другой закон, который вступил в силу прошлым летом – Закон о потребительском кредитовании. Недавнее исследование USAID показало, что банки поголовно его нарушают. Почему так происходит? Из-за того, что НБУ не имеет прав штрафовать банки за такие нарушения?

Вопрос контроля – всегда ключевой. Если нет контроля, законы можно нарушать. Таков наш менталитет. Менять нужно, в первую очередь, культуру.

Понятие того, что правильно, а что нет, независимо от норм закона, должно сформироваться на практике. Наверное, банкам сейчас кажется, что закон осложняет их деятельность. Но на самом деле, он повышает доверие к рынку.

В 2018 году международные компании начали активно осваивать украинский финрынок. Среди них Google и Apple. Как вы считаете, их приход в Украину был необходим или наши банки могли удовлетворить спрос клиентов собственными платежными решениям?

Мы пришли к выводу, что собственное платежное решение развивать не нужно. Если бы в Украину не зашли Google и Apple, то может это и было бы уместно. Но то, что они предлагают – очень удобно. Зачем заново изобретать велосипед?

На украинском банковском рынке период слияний. В основном это касается малых финучреждений. Из крупных на такой шаг решились лишь Альфа-Банк и Укрсоцбанк. Может быть ПУМБ планирует укрупняться?

У нас за плечами два слияния. Мы знаем, насколько это сложный процесс. При слиянии всегда сталкиваешься с двумя колоссальными проблемами. Первая – разница в культурах банковских учреждений. Столкновение культур часто приводит к потере персонала, клиентов и в целом замедляет развитие банка.

Вторая составляющая – IT. Процесс интеграции очень сложный. Последнее наше слияние с банком Ренессанс Кредит привело к тому, что мы на полтора года приостановили разработки для развития бизнеса, а сосредоточились на том, как объединить и упорядочить IT-систем двух банков.

Я ожидаю, что на следующем этапе развития банковской системы начнется борьба за эффективность. Сейчас все находятся в эйфории от того, что банки снова выходят на прибыль. Но дальше станет вопрос обострения конкуренции, и маржа упадет. Уже сейчас малые банки становятся перед необходимостью увеличивать масштабы. Чтобы оправдать инвестиции, необходим масштаб. Потому я считаю, что на протяжении 3-5 лет банки начнут всерьез задумываться о слиянии и создании альянсов.

Новини банку

Підписатися на розсилку

Далі
Будь ласка, заповніть це поле

Отримати на e-mail

Введіть Вашу електронну адресу

Будь ласка, погодьтеся на обробку персональних даних Будь ласка, введіть e-mail

Новину відправлено

Перевірте e-mail Дякуємо за Вашу цікавість!

+

Зворотний зв'язок