Мобільний додаток
перейти перейти
  • Частным клиентам
  • Для бизнеса
  • Персона
  • Банк сегодня
Частным клиентам
Для бизнеса
Персона
Банк сегодня
Працюємо для вас
Пресса о нас

Добро пожаловать в Пресс-центр ПУМБ! В этом разделе Вы можете ознакомится с последними новостями банка и аналитическими материалами о финансовом рынке.

Представители СМИ могут получить комментарии руководства и экспертов банка по продуктам и услугам ПУМБ, о ситуации на украинском финансовом рынке, связавшись с сотрудниками Пресс-службы.

В Украине количество банков на душу населения превышает нормальный уровень — предправ ПУМБа
01 сентября 2014
Отримати на e-mail {title} - ПУМБ

Председатель правления Первого украинского международного банка Сергей Черненко о недостатках концепции развития банковской системы, консолидации в банковском секторе и новой монетарной политике НБУ.
Интервью с Сергеем Черненко Delo.UA добивалось больше года. Он пришел на должность председателя Правления банка ПУМБ вместо Константина Вайсмана в октябре 2012, но на банковском рынке, и, в частности, в ПУМБе работает куда дольше — еще с 1997 года.
Интервью вышло слишком объемным, потому мы решили поделить его на две части (вторая выйдет завтра, второго сентября). В первой части беседы предправ ПУМБа рассказал, каким он видит будущее украинской банковской системы, о последствиях для банка от войны на Востоке и об отношении к серии нововведений для рынка со стороны правительства и НБУ.
В НБУ презентовали концепцию реформы банковской системы до 2020 года. Как вы ее оцениваете?
Все начиналось со скепсиса, потому что всегда хочется сначала решить насущную проблему, а потом идти вперед. Мы находились в ситуации с нерешенными текущими вопросами, с неопределенностью экономической политики, в том числе работы с МВФ, с неопределенностью по курсу, и вдруг объявляют план до 20-го года. Это вызвало у ряда моих коллег определенную иронию.
Но приятно, работа была сделана качественно, хотя там есть много дискуссионных моментов. Это хороший пример того, чего мы ожидаем не только от Национального банка, но и от Министерства экономики, и от многих профильных ведомств. Мы ведь у "Укрзализныци" (клиент ПУМБ — прим. ред.) в прошлом году спрашивали "ребята, а есть ли у вас какой-то долгосрочный план? Как можно смотреть на компанию, у которой при серьезной потребности в капитальных инвестициях, финансовый план рассчитан всего лишь на год?". Пока мы не начнем формировать какой-то горизонт, куда мы должны двигаться дальше, мы будем вязнуть в текущих проблемах, постоянно натыкаясь на новые.
Какие, на ваш взгляд, самые спорные положения новой концепции?
Документ обширен, но там нет плана имплементации. Стратегия ничего не стоит, если нет плана ее воплощения.
Вы не считаете радикальной норму про минимальный уровень в 500 млн уставного капитала для банков?
В нашей стране количество банков на душу населения превышает нормальный уровень. С точки зрения концентрации банковских активов, основу банковской системы формируют 20-30 банков. Все остальные — это либо нишевые банки, которых не так уж много, либо банки, которые использовались в финансовых схемах — по сути, фиктивные банки.
В принципе, не имея хорошего валютного баланса и возможности вкладывать в технологии, невозможно предоставить качественный сервис или предложить какие-то новые услуги, соответственно, невозможно зарабатывать традиционным способом.
В таких обстоятельствах возникает вопрос о нетрадиционных способах заработка. Это все перегружает нашу банковскую систему.
Однако в этом вопросе есть нюансы. Во всем мире очень активно развиваются так называемые интернет-банки, которые на самом деле требуют немного меньше капитала. Но в целом, лично я поддерживаю инициативу, потому что банковская система должна укрупниться.
Это приведет к консолидации в банковском секторе или к отсечению и уходу с рынка большого количества банков?
Сейчас это приводит в первую очередь к тому, что уходят мелкие банки, которые не делали ни тренда, ни погоды, но создавали определенные риски. Я считаю, что нас ожидает консолидация банковской системы, естественным путем в виде объединения, или в результате ухода с рынка слабых игроков и нетрадиционных банковских институтов.
Наша банковская система находится еще в стадии формирования. На многих западных рынках, которые мы называем зрелыми, около пяти банков, максимум — десяти, имеют подавляющие рыночные позиции. Потому что банковский бизнес — это тот бизнес, в котором масштаб имеет значение. Имея от одного до трех миллионов клиентов частных лиц, появляется возможность применять более сложные инструменты и в управлении, и в своих продуктах.
Вы готовы в будущем рассматривать вопрос поглощения банка "Ренессанс Капитал"?
Фактически банк "Ренессанс Капитал" для нас уникальная платформа по генерации кредитов. У них есть сильная корпоративная культура, нацеленная на эффективность продаж. Мы специально держали эту платформу в стороне для того, чтобы не разрушать ее. В ПУМБ главная доминанта — это сервисность. А сервисность и ориентация на продажи несколько конфликтуют между собой.
"Ренессанс Капитал" на текущий момент уже интегрирован в нашу деятельность. Мы не скрываем, что финансирование "Ренессанс Капитал" происходит путем покупки портфеля, который мы генерируем. Плюс мы стараемся увеличить синергетический эффект во всех направлениях: в риск-менеджменте, в IT, закупках, в операционной деятельности. Наличие общих платформ и общих знаний позволяет нам быть эффективней в целом. Поэтому, на мой взгляд, вопрос слияния или не слияния с "Ренессанс Капитал" как таковой ничего не меняет в нашей модели, существующей на сегодняшний день.
Будущее за универсальными банками или все же теми, которые специализируются на определенном секторе?
Будущее есть у обоих типов банков. Нужно или иметь высокий профессионализм в какой-то узкой специализации, или быть универсальным банком и занимать значимую долю рынка.
И вы идете по обоим путям?
На этом этапе да, но это не значит, что путь мы не можем поменять. Если мы увидим, что на этом рынке уже не будет той динамики потребкредитования, которая была в прошлом, мы, наверное, пойдем еще на более близкую интеграцию, вплоть до готовности объединения.
Как вы относитесь к идее создания мегарегулятора?
Концепция не была расшифрована с точки зрения содержания, поэтому давать оценку сложно. С другой стороны, то количество задач, которое сейчас стоит перед Нацкомфинуслуг и Нацбанком, требует полной концентрации и отдачи со стороны каждого из этих органов. Насколько создание мегарегулятора может позволить быть эффективным с реформами во всех направлениях, для меня пока открытый вопрос.
Как обстоят дела с защитой прав кредиторов?
Кредитор у нас не защищен. К сожалению, коррупция, непрозрачность судебной системы, исполнительных органов он по-прежнему находится на уровне, превышающем нормальный для ведения деятельности. Мы должны быть готовы к достаточно агрессивным действиям со стороны наших заемщиков, которые, если они готовы и имеют возможность использовать коррупционные каналы, могут очень серьезно осложнять работу.
Последние несколько решений Верховной Рады очень удивили банковский сектор. Одно из них — это мораторий на отчуждение залогового имущества. Как вы оцениваете это решение и не считаете ли его популистским?
Мы все столкнулись с очень непростой ситуацией. Все, что происходит в стране, это громадный стресс: девальвация, военные действия, аннексия, паника, политическая неразбериха. И это все вызвало проблемы, которые, на мой взгляд, носят временный характер.
Срок, на который введен мораторий — вполне разумный, и это социально ответственно — с точки зрения, как государства, так и банка. Безусловно, определенная доля популизма там присутствует и существует обсуждение в обществе на тему того, что "банки обязаны".
Да, банки обязаны понимать проблемы своих клиентов, мы не можем быть вне общества. Но при этом важен правильный баланс: что-то должно взять на себя государство в виде социальной помощи, где-то должен клиент взять на себя нагрузку, а что-то должен взять на себя банк. Но переложив все проблемы на банк, мы можем сделать ситуацию еще хуже. Банки — это кровеносная система страны, если мы ее нарушим, то работоспособность всех остальных органов просто уже не будет иметь никакого значения.
Недавно с одним из банков возник скандал по поводу заявок на реструктуризацию. Банк требовал внесения 200 гривень только за подачу заявок, в том числе и с жителей восточной Украины. Сколько у вас стоят подобного рода услуги?
У нас — вообще ничего не стоит. Я знаю, такая практика существует, банки пытаются заработать на каждом операционном действии. Возможно, для другого рода условий или другого рода ситуаций это вполне обоснованно, потому что любая работа — это трудозатраты. Но в данном случае это не совсем этично.
Мы понимаем, что люди на Востоке находятся под большим стрессом, не все могут выехать, а те, кто выехали, потеряли работу на этот период времени и имеют дополнительные сложности с финансами. Мы готовы, не дожидаясь с их стороны просрочки, предлагать им на три месяца каникулы. Все, что им для этого нужно — просто прийти в банк.
Ситуация на Востоке затягивается. При этом у ПУМБа достаточно большой кредитный портфель именно предприятий на Восточной Украине. Как это отразилось на банке?
Главная проблема на текущий момент — это качество потребительского портфеля физлиц. Поступления заработной платы нерегулярны, нерегулярна и доставка наличности для того, чтобы люди могли получить эту зарплату. Все это привело к тому, что у людей возникли проблемы с обслуживанием долгов.
Также у нас есть точечные проблемы, связанные с тем, что ряд предприятий временно остановились и попросили каникулы на период, пока у них сложности с ведением операционной деятельности. Но, в целом, проблем с жизнеспособностью того или иного предприятия пока нет. Все будет зависеть от того, насколько затянется эта ситуация.
Можете оценить долю портфеля восточного региона в общей структуре и по физлицам, и по юрлицам?
Относительно портфеля физлиц, то порядка 25% его сгенерировано именно в этом регионе — Донецкая и Луганская области. Но не вся Донецкая и Луганская область находятся вне зоны контроля украинского правительства, Все-таки значительная часть уже освобождена.
Кроме того, также около четверти кредитного портфеля юрлиц приходится на предприятия, которые испытывают сейчас какой-то стресс. Но это сильные, крупные промышленные предприятия, чей экономический потенциал и рыночные позиции хороши, и я уверен, что после освобождения этих территорий от террористов ситуация стабилизируется.
Насколько банки сейчас заинтересованы работать на рынке ценных бумаг, и насколько вы активны в этом сегменте?
Рынок ценных бумаг находится в очень вялом состоянии. У нас есть портфель ценных бумаг правительства Украины, мы используем их в первую очередь как источник вторичной ликвидности. Это инструмент, который позволяет нам достаточно быстро обращать ценные бумаги в деньги.
Нацбанк постоянно проводит тендеры под залог ценных бумаг, на предоставление краткосрочных ресурсов (до трех месяцев). Мы сформировали существенный портфель ценных бумаг — ОВГЗ на 150 млн номинированных в долларах и около 600 млн, номинированных в гривне. Это тоже наша вторичная подушка ликвидности.
Для нас этот рынок является как платформой для активного заработка, так и инструментом, который позволяет оптимизировать управление ликвидностью с точки зрения эффективности.
Что, по вашему мнению, будет со ставками на долговом рынке?
Сейчас они находятся на своем пике. Я ожидаю, что по мере стабилизации ситуации в стране, в первую очередь, окончания военной фазы на Востоке, правительство начнет более активно уделять внимание реформам. Тогда ставки должны снижаться. Их уровень сейчас экономически не обоснован для ведения бизнеса.
Что вы думаете о политике таргетирования инфляции. Приведет ли она к краткосрочному росту ставок?
Рост вряд ли произойдет, скорее всего, мы увидим рост инфляции, который догонит ставку, которая есть на текущий момент. Ставки уже на сегодняшний момент отображают фактически тот уровень инфляции, который затаргетирован.
На самом деле, политика привязки ставок к инфляции очень правильная. Когда норма доходности будет зависеть от инфляции, рынок начнет работать по прозрачным экономическим правилам. Мы раньше видели, что ставка рефинансирования Нацбанка не менялась — чтобы не происходило на рынке, какие бы ставки там не были, какая бы инфляция не была — это говорило о слабости и неумении этим управлять.

Источник: Дело (Сайт издания)

Новости банка

Подписаться на рассылку

Дальше
Пожалуйста, заполните это поле

Отримати на e-mail

Введіть Вашу електронну адресу

Будь ласка, погодьтеся на обробку персональних даних Будь ласка, введіть e-mail

Новину відправлено

{title} - ПУМБ

Перевірте e-mail Дякуємо за Вашу цікавість!

+

Обратная связь