Мобільний додаток
перейти перейти
  • Частным клиентам
  • Для бизнеса
  • Персона
  • Банк сегодня
Частным клиентам
Для бизнеса
Персона
Банк сегодня
Працюємо для вас
Пресса о нас

Добро пожаловать в Пресс-центр ПУМБ! В этом разделе Вы можете ознакомится с последними новостями банка и аналитическими материалами о финансовом рынке.

Представители СМИ могут получить комментарии руководства и экспертов банка по продуктам и услугам ПУМБ, о ситуации на украинском финансовом рынке, связавшись с сотрудниками Пресс-службы.

Бизнес-завтрак с Константином Школяренко и Валерием Лубенцом: Как распознать и обезвредить аграрных мошенников?
15 апреля 2015
Отримати на e-mail {title} - ПУМБ

Недобросовестные заемщики – головная боль поставщиков и банков. О трансформации агрохолдингов из привлекательных объектов инвестирования и честных партнеров в недобросовестных заемщиков, о потере доверия к собственникам компаний и об усилиях кредиторов с помощью закона отстоять свои права Национальному агропорталу Latifundist.com в ходе бизнес-завтрака рассказали заместитель председателя правления ПУМБ Константин Школяренко и учредитель компании «Сервис-Агрохолдинг»Валерий Лубенец.

Latifundist.com: Ситуация с агрохолдингом ТАКО — нехороший прецедент на отечественном сельхозрынке, когда скандальные корпоративные конфликты из плоскости хозяйственных споров перекочевывают в сферу уголовного кодекса. Расскажите, с чего все начиналось?

Константин Школяренко: Весной 2013 года ПУМБ выдал компании ТАКО кредит $15 млн в эквиваленте на сегодняшний день. Целевым назначением этого кредита было рефинансирование другого займа UniCreditBank (бывший «Укрсоцбанк»). Чуть позже мы узнали, что кредитные средства были использованы не по целевому назначению. Однако проценты по займу исправно платились. Но уже в мае 2014 года компания обслуживать кредит полностью перестала. Собственники ТАКО, среди которых основатель компании Дмитрий Колесник и известный в Украине рейдер Борис Подольский, на контакт не шли.

Валерий Лубенец: Мы работали с ТАКО на протяжении последних четырех лет. В первый год все прошло идеально – заплатили вовремя и даже с учетом курсовой разницы. В тот период для меня ТАКО был образцом ведения агробизнеса с точки зрения внедрения технологий и подхода к организации производства. Компания развивалась технологически правильно – больше 8 т/га кукурузы, больше 3 т/га – сои. Этих результатов достаточно, чтобы производить расчеты с поставщиками даже при высокой закредитованности.

Но осенью 2013 года при наступлении сроков платежа, менеджмент ТАКО заявил, что расчет будет неполным (2,4 млн грн), мотивируя это недополученной частью семян кукурузы (0,6 млн грн). И хотя эта ситуация была урегулирована сторонами перед посевной кампанией еще весной, штраф за недопоставку так и не был правильно юридически оформлен. Вернуть эту разницу собственники компании пообещали, если мы согласимся работать с ТАКО и в 2014 году. И «Сервис-Агрохолдинг» предоставил агрохолдингу товарный кредит на 50 млн грн под авалированные векселя, которые мы так и не увидели. Осенью в категоричной форме нам предложили произвести расчет товарной соей по цене семенной. Разница в цене между ними почти 100%. Поэтому от такой «выгодной» сделки мы отказались, сочтя ее несостоятельной. В то же время договориться о какой-то реструктуризации долга со стороны агрохолдинга не было даже попыток.

Latifundist.com: Что стало «точкой кипения» для перевода отношений в судебную плоскость?

Константин Школяренко: В первую очередь настораживало поведение собственников ТАКО. Они скрывались от представителей банка, не отвечали на письма и звонки и не являлись на встречи, параллельно с этим предпринимали меры по недопущению банка к залогу. В случае бездействия банк рисковал остаться и без денег, и без залога. Когда осенью залоговое зерно на элеваторы так и не поступило, ПУМБ подал в суд. Общаясь с коллегами по рынку, мы выяснили, что ТАКО с какого-то момента перестал платить не только нам, но и абсолютно всем своим кредиторам. До осени банк вел с ТАКО переговоры, предлагал программы реструктуризации долга. Мы долго пытались найти компромисс, пока не поняли, что руководство компании просто тянет время.

Валерий Лубенец: Лично для меня невозврат 52 млн грн на счета компании означал крах всего бизнеса. Возмущало и то, что аналогичным образом ТАКО повел себя с другими поставщиками. За поставленную продукцию не получили деньги Торговый дом «Насиння» и «Украинская аграрно-химическая компания». Скоординировав свои усилия, в открытом письме за подписью руководителей этих трех компаний призвали остальных поставщиков и дистрибьюторов не сотрудничать с ТАКО в 2015 году до тех пор, пока не они рассчитаются по своим старым долгам. Собственники ТАКО назначили встречу и потребовали отозвать свою подпись под письмом. Стало понятно: дальнейшие переговоры бесполезны. Поэтому в конце осени мы твердо решили отстаивать свои права через суд.

Latifundist.com: На каком этапе находятся судебные тяжбы? Чего удалось добиться по хозяйственным спорам на сегодняшний день? И почему появились уже уголовные дела?

Константин Школяренко: Под обеспечение нашего кредита ТАКО предоставил импортную сельхозтехнику (сеялки KINZE) и 118 тыс. т кукурузы урожая 2014 года. Проехав по залоговым полям (их кадастровые номера были прописаны в кредитном договоре), мы успели «поймать» там всего 50 тыс. т кукурузы, т.е. меньше половины залогового объема зерна. В ноябре 2014 года ПУМБ получил определение Киевского хозяйственного суда об аресте активов предприятия. Информацию по зерну, которое хранилось прямо на поле в специальных рукавах silo bag в селе Паволочь Попельнянского района Житомирской области, мы передали в Государственную исполнительную службу. Идентифицировав эту кукурузу как зерно, принадлежащее ТАКО, Государственная исполнительная служба арестовала ее и передала ее по акту описи на ответственное хранение банку. ТАКО пыталась оспаривать определение суда. Однако апелляция и Высший хозяйственный суд Украины подтвердили нашу правоту и законность действий. Банк поставил возле пункта хранения зерна охрану — двух представителей Государственной службы охраны.

На сегодняшний день арестованное зерно находится на том же поле. Буквально на прошлой неделе было вынесено решение Хозяйственного суда города Днепропетровска уже непосредственно о взыскании долга. Теперь ждем, последует ли на него апелляция со стороны ответчика. Еще интереснее ситуация с сеялками. С них при помощи автогена стерли инвентарные номера. И теперь нам еще предстоит доказывать, что техника, находящаяся на складе в селе Парипсы, является залогом по кредиту. Мы сразу подали заявление о пропаже залоговых сеялок в милицию.

Валерий Лубенец: Судебная система продемонстрировала свою изнанку. Все суды первой инстанции в декабре-январе, несмотря на сложности, мы выиграли. (Так как компаний-контрагентов, входящих в группу ТАКО, было несколько, пришлось участвовать одновременно в нескольких процессах). Но радоваться было рано. 18 марта мы неожиданно проиграли апелляцию по первой инстанции. Несмотря на то, что вся доказательная база была в нашу пользу, суд удовлетворил апелляцию контрагента. Сейчас готовим кассацию. По закону счета и имущество ТАКО должны были быть заблокированы. Однако не все банки правильно выполнили решение судебного исполнителя: кто-то заблокировал только отдельные суммы на счетах, кто-то предупредил ТАКО, что наши действия перешли в исполнительную форму, и деньги со счетов были оперативно сняты. Мы инициировали возбуждение уголовного дела после того, как исполнительная служба, которая приехала на элеватор арестовывать сою, ее там не обнаружила.

Latifundist.com: Что будете делать дальше с нерадивым заемщиком?

Константин Школяренко: У нас есть решение о взыскании задолженности с компании. Мы планируем предъявить его в Государственную исполнительную службу, чтобы началась работа не только по аресту залогов, но и по реализации залогового имущество ТАКО на открытых торгах.

Валерий Лубенец: Будем искать правду в суде. Такие мошеннические действия нужно пресекать на государственном уровне. Ведь это не только проблема взаимодействия отдельных компаний. Если негативная практика ТАКО останется безнаказанной, она рискует превратиться в цепную реакцию и на других агрохолдингах.

Latifundist.com: Как Вы оцениваете шансы ТАКО стать банкротом? Что это даст компании и кредиторам?

Константин Школяренко: Это дело времени. Собственники ТАКО готовят компанию к банкротству. Начало процедуры сведет к минимуму шансы кредиторов на получение своих долгов в полном объеме. Однако если кредиторы будут действовать грамотно, то увеличат свои погашения, а собственники ТАКО потеряют свой бизнес: Ключевой вопрос: сумеет ли агрохолдинг сохранить имеющуюся в наличии инфраструктуру – элеваторы и технику в Западной и Центральной Украине — под своим контролем?

Валерий Лубенец: Банкротство — хороший выход для ТАКО, но не для кредиторов. В этом случае должностное лицо (директор) отделается штрафом в размере 200 минимальных зарплат (порядка 240 тыс. грн). Поскольку осенью ТАКО поменял весь руководящий состав, могу предположить, что отвечать за все будут «стрелочники». Собственник перед законом, к сожалению, отвечает сегодня только уставным капиталом компании. И если из нее выведены оборотные средства, то наказать его реально никак нельзя. При миллиардном обороте уплата таких смешных штрафов – оптимальный вариант для ухода от ответственности и назойливых кредиторов.

Latifundist.com: Сегодня порядка 40 финансовых учреждений страны находятся на грани выживания. Как ситуация с банками влияет на агробизнес и как отражается на должниках?

Константин Школяренко: К сожалению, кризисная ситуация в банковском секторе лишь на руку недобросовестным заемщикам. Думаю, у ТАКО был настоящий праздник, когда в «Дельта Банк» ввели временную администрацию, и они поняли, что возвращать долги в ближайшем будущем им не придется. «Дельта Банк» не успел подать иски в суд. Если же говорить в целом о ситуации с банкротствами и введением временных администраций в коммерческих банках, то для аграриев это пока не критично. Ведь агрокомпании кредитовали преимущественно украинские «дочки» иностранных банков. Этим банкам ни банкротства, ни временная администрация пока не угрожают. А вот сельхозкомпании, которые держали деньги в крупных банках, попавших под ликвидацию, действительно пострадали.

Latifundist.com: А вообще, как живется в Украине компаниям-должникам? Что происходит с теми, кто решил не платить?

Константин Школяренко: Кредитная система в Украине несовершенна. У заемщиков есть масса возможностей уклониться от выполнения обязательств. В рамках украинского законодательства и наших реалий 90% экономических преступлений остаются безнаказанными. Обычно удается избежать ответственности собственникам. Под уголовную ответственность максимум попадают наемные директора, но никак не реальные идеологи мошеннических схем. Профессия «директор, который сидит» из фирмы «Рога и копыта» в бизнесе популярна.

Для сравнения: в Европе есть уголовная ответственность менеджеров за экономические преступления. На Западе при возникновении проблем с платежами компания должна уведомить об этом кредиторов и провести цивилизованную процедуру банкротства. Менеджменту, который вводит кредиторов в заблуждение, в Европе грозит реальный тюремный срок.

Latifundist.com: Ваш прогноз по увеличению количества проблемных агрокомпаний в ближайшем будущем? Что повлияет на ситуацию?

Константин Школяренко: Думаю, что в течение ближайших 1-1,5 лет рынок еще столкнется с громкими дефолтами. На фоне той ситуации, которая происходит в Украине, шансов получить финансирование на масштабные сделки М&А у агрохолдингов нет. Повторения сценария 2008-2009 годов, когда компании-покупатели просто брали на себя долги приобретаемых компаний и еще что-то доплачивали их собственникам за активы, уже не будет. Тогда консолидация отрасли происходила благодаря тому, что у покупателей был интерес к слияниям и поглощениям, а также возможность финансировать свои приобретения за счет привлечения заемного капитала внутри страны или за рубежом.

Latifundist.com: В состоянии ли обезопасить себя от недобросовестных заемщиков кредиторы?

Константин Школяренко: В целом, при хорошей настойчивости кредиторов, довести ситуацию до логического конца все-таки удается. На примере работы ПУМБ могу сказать, что из 100% нашей проблемной задолженности примерно в 95% банк получает компенсацию.

Валерий Лубенец: Кредиторам нужно объединять усилия и действовать сообща. Мошенников необходимо наказать, чтоб у других участников рынка не возник соблазн поступить точно так же.

Latifundist.com: Что еще, кроме кризисов, плохо влияет на устойчивость аграрных компаний?

Константин Школяренко: У меня на этот счет есть своя теория, построенная на сравнении работы успешных и дефолтных компаний. Я считаю, что у большинства одна и та же проблема — неконтролируемая экспансия, которая повышает риски дальнейшего существования компании. В процессе перехода в разряд крупных национальных компаний, владельцы локальных бизнесов совершают одни и те же ошибки. Теряют уровень контроля над компанией, не могут правильно провести процессы консолидации, резко увеличивают свою зависимость от заемного капитала и неграмотно инвестируют в технику и землю. Например, приобретают земельные банки, расположенные за сотни километров друг от друга. Если на все вышеперечисленное еще дополнительно влияют внешние негативные факторы, компания идет к банкротству. Пример – харьковский агрохолдинг «Синтал-Д». После приобретения в Херсонской области 100 тыс. га компанию два года подряд преследовали погодные неудачи – заморозки и засуха. В итоге рассчитаться с долгами она уже не смогла. Другими словами, мелкие и средние агрокомпании переживают кризисы значительно лучше, чем крупные агрохолдинги. Финансовая дисциплина даже в нестабильные периоды у них гораздо лучше.

Latifundist.com: Вы будете продолжать кредитовать аграриев? На каких условиях?

Константин Школяренко: Банк может кредитовать любой бизнес, любую отрасль, но делать это нужно правильно. К сожалению периодически возникают отрасли-«пузыри», на которые все активно «набрасываются». До 2008 года таким «пузырем» была недвижимость. После – сельское хозяйство. Многие банки увеличивали свои кредитные портфели, охотно выдавая займы аграриям, и в итоге обожглись на этом. Но это не означает, что с агробизнесом не нужно работать. Конечно, мы планируем продолжать кредитовать сельхозпроизводителей. Но делать это будем осторожнее и на более жестких условиях. Кредитов под 90% будущего урожая больше не будет. Сельхозпредприятие будет обязано предоставить банку твердый залог: технику, элеваторы. Процентные ставки по агрокредитам также возрастут. Кроме того, у нас появятся дополнительные требования к контролю: за перемещением зерна, за финансовым состоянием компании и т.д. Увы, но правда такова, что поведение «Мрии» и ТАКО усложнило привлечение банковского финансирования для нормальных агрокомпаний.

Валерий Лубенец: Сегодня поставщики семян и средств защиты растений вливают в агросектор посредством товарного кредитования порядка $450-500 млн. Однако после сигналов от «Мрии» и ТАКО, по нашей группе продукции банки и иностранные инвесторы стали работать намного осторожнее. Условия их товарных кредитов ужесточились. Если раньше фиксировался курс валюты до конца сезона, то в этом году приходится пересматривать курсовую разницу чуть ли не каждый день. Нестабильность валютных курсов по отношению к гривне повлияла на уменьшение объема кредитований.

К примеру, только у нашей компании в 2014 году общий размер товарного кредита для сельхозпроизводителей составлял 200 млн грн., в 2015 его размер сокращен до 70 млн грн. При этом требования к потенциальным заемщикам серьезно ужесточились. К примеру, мы будем кредитовать только проверенные компании, с которыми работаем более пяти лет.

Latifundist.com: А у аграрных компаний изменился спрос на Ваши продукты?

Валерий Лубенец: Спрос на удобрения, СЗР и семена существенно сократился. Тенденции сегодняшнего дня направлены на удешевление технологии сельхозпроизводства. Многие агрокомпании в этом году пойдут по пути организации производства с минимальными затратами. Сейчас сплошь и рядом наблюдается ситуация, когда имея нормальную технику и подготовленные поля, аграрии тем не менее готовы засевать их некачественными семенами и экономить на удобрениях и химической обработке. А это – гарантия недобора урожая на 30-40%. О задекларированных Минагропродом 100 млн т остается только мечтать. В лучшем случае урожай текущего года будет не ниже прошлогоднего.

Константин Школяренко: Мы по-прежнему видим со стороны агрокомпаний высокий спрос на кредитные продукты банков. Причин две — подорожание практически всей ресурсной базы и традиционный дефицит оборотных средств во время посевной. В то же время возможности получить кредиты уменьшаются.

Источник: Latifundist

Новости банка

Подписаться на рассылку

Дальше
Пожалуйста, заполните это поле

Отримати на e-mail

Введіть Вашу електронну адресу

Будь ласка, погодьтеся на обробку персональних даних Будь ласка, введіть e-mail

Новину відправлено

{title} - ПУМБ

Перевірте e-mail Дякуємо за Вашу цікавість!

+

Обратная связь